832
Чем отличается любовь от суррогата

Про любовь.

  • Ольга Лосич
  • Любовь
  • 22.01.2017
  • 832

Любовь является очень простой и в то же время очень важной человеческой потребностью. Необходимость признания, принятия, уважения – все это формы любовного голода (спроса в любви). В течение жизни человек стремится удовлетворить эту потребность в разных отношениях. Есть люди, которые могут длительное время жить без любви (партнера), не теряя при этом вкус жизни. А есть те, для которых отсутствие любви равно страданию, для которых любовь является смыслом жизни, а жизнь без нее теряет все краски.

Такой человек всеми силами стремится обрести эту любовь, найти наконец-то счастье, избавиться от страдания. Но парадокс заключается в том, что, если при отсутствии любви человек испытывает страдание, то и при ее присутствии он тоже будет страдать. Вроде бы потребность удовлетворена, есть объект любви, а страдание никуда не уходит — всего лишь трансформируется в новую форму (ну и разве что на время романтического периода «затихает»). Возникает логический вопрос: возможна ли любовь без страдания? Если да, то, что для этого является необходимым условием? И чем отличается такая любовь от той, в которую человек впадает от острой на то необходимости? (из чувства незаполненности).

Что происходит, когда человек стремится избавиться от страдания за счет другого, за счет того, на кого проецируется потребность в безусловной любви? Поиск любви у окружающих часто сопровождается множеством неудач, а также формированием эмоциональной зависимости от этих окружающих: от их настроения, от их сиюминутных потребностей, от их умения выражать свою любовь, от их способности переживать стабильное позитивное чувство к другому. Кроме того, представления двоих о способах и характере выражения любви, как правило, расходятся. Человек часто не удовлетворен тем, как его партнер проявляет свою любовь: ему недостаточно этого проявления, в результате — он перманентно не уверен в том, что его любят. Все это усиливает эмоциональную зависимость от партнера, и возникает ощущение замкнутого круга: неудовлетворенность усиливает эмоциональную зависимость, эмоциональная зависимость способствует развитию еще большей неудовлетворенности, а также подозрительности по отношению к партнеру.

Чтобы справиться с нарастающим внутренним напряжением, человек снова навязчиво ищет или требует тех или иных проявлений любви от партнера. Поиск и требование внешних доказательств любви рано или поздно начнут разрушать партнерские взаимоотношения, в которых искреннее выражение истинной любви будет подменяться демонстрацией любви и реализацией того, чего ожидает партнер. Вместо подлинного чувства человек демонстрирует навязанную ему роль. Это эгоистическая форма любви, которая характеризуется потребительским отношением к партнеру: что хорошо для меня, то сойдет и для тебя. В подобных отношениях не только нет подлинного чувства, но и не делается никакого различия между собственными интересами и интересами партнера. При этом потребительские требования (требования, учитывающие только личные интересы, без учета интересов партнера) представляются само собой разумеющимися. А то, что выходит за рамки единогласия (если партнер с чем-то не согласен), невыносимо: вызывает страх или агрессию. Такая любовь в отношениях является ее суррогатом. Суррогат любви подменяет истинные чувства и рождается там, где нужно снизить степень страдания быстрым, но чаще всего неэффективным способом.

ПРИЗНАКИ СУРРОГАТОВ ЛЮБВИ

В основе суррогатов любви лежат следующие признаки:

  • слияние с другим человеком, подчинение чужой воле, вопреки собственным желаниям. Превращение из полноправного субъекта отношений в объект удовлетворения чужих потребностей. Стремление быть хорошим, любимым.
  • стремление к психологическому завоеванию, которое выражается в желании эмоционально привязать к себе партнера, сделать зависимым с целью удовлетворения всех своих потребностей за счет него. С целью получения все той же иллюзорной безусловной любви. 
  • стремление к проецированной любви. В данном случае человек любит партнера за то, что тот напоминает ему значимую фигуру из прошлого – как правило, отца или мать. Личность партнера обладает ценностью лишь потому, что напоминает о значимых утраченных объектах раннего детства.

Все эти искажения в отношениях препятствуют развитию качественных подлинных отношений между двоими, порождая новый виток психологического страдания. Стремление избавиться от страдания посредством суррогата любви только усилит данное психологическое страдание.

ПРИЗНАКИ ИСТИННОЙ ЛЮБВИ

Подлинная же любовь не только устраняет страдание, но и наполняет жизнь человека дополнительными смыслами. Признаками подлинной любви являются:

  • принятие различий с партнером. Принятие чужой идентичности как самостоятельной ценности. Признание автономии партнера и его права определять те приоритеты, которые важны именно для него.
  • способность отдавать. В отличие от невротической личности, которая навязчиво ожидает любви к себе, аутентичная личность способна любить другого. Любовь эта выстраивается не на потребительской позиции «Я люблю тебя за то, что ты любишь меня», а на уважении свободы другого человека, на уважении различий между людьми, а не только сходств.
  • раскрытие не только своего собственного потенциала, но и потенциала другого человека. Заинтересованность в развитии личности любимого человека.
  • проявление внутренней силы человека, осознанный выбор, но никак не неспособность находиться одному.
  • забота, уважение, ответственность. Это не аффект и не увлечение, а активное участие в развитии личности партнера.

И все это невозможно без главного – способности любить себя.

ПРИНЯТЬ И ПРОСТИТЬ

Способность любить себя – это не гипертрофированный эгоцентризм, которому посвящаются все жизненные принципы. Способность любить себя проявляется в признании собственной ценности при осознании своих недостатков и в принятии ответственности за них. Способность любить себя выражается в первую очередь в феномене самопринятия. Самопринятие характеризуется удовлетворенностью собой и своим положением. Любовь же к себе характеризуется поддержкой себя и заботой о своих потребностях и желаниях. Если человек способен сам себя поддерживать, любить, удовлетворять свои потребности, если он твердо стоит на своих ногах, то в таком случае он способен переживать одиночество без страдания. У него нет острой потребности в партнере с целью компенсации недостающих ресурсов в себе.

Если же человек не любит себя (не опирается на себя), то он всегда будет испытывать к другому не истинную любовь, а ее суррогат. И тогда страдание неизбежно. Страдание сигнализирует человеку не о том, что его недостаточно любит другой, а о том, что он недостаточно любит себя. О том, что он так и не обрел или утратил свое Я. В этом и раскрывается самый важный смысл психологического страдания – в поиске и обретении своего Я. После чего уже возможна истинная любовь к другому. А как стать на путь обретения своего Я — тема для отдельной статьи.  

Перейти к списку